четверг, 11 июля 2013 г.

Немного о гелиоцентрической системе мира и инквизиции

  Думаю если начать спрашивать людей о конкретных преступлениях  инквизиции, то в список этих преступлений попадет суд против Галлилея и аутодафе Бруно, а если спросить за, что их сожгли то выяснить, что за работу над гелиоцентрической системой. Так вышло, что на днях мне попались на глаза статьи о этих ученых. И вообщемто в них бросились в глаза несколько фактов на которые раньше я не обращал внимание, но давайте по порядку.

  И так жил да был польский ученый Николай Коперник. В 1543 году он издает труд своей жизни всей своей жизни "О вращении небесных сфер" который является первым описанием гелиоцентрического подхода. Всем известно, что данный труд был запрещен к католической церковью, но думаю мало кто сможет сказать почему и когда. Позволю здесь себе процитировать Википедию:
В 1616 году она была внесена в римский индекс запрещённых книг с пометкой «до исправления». Требуемые цензурные поправки, которые необходимо было внести владельцам книги для возможности дальнейшего использования, были обнародованы в 1620 году. Эти исправления в основном касались утверждений, из которых следовало, что гелиоцентризм является не просто математической моделью, но отражением реальности
То есть сама модель вопросов не вызывала. Следует заметить, что до 1616 года попытки запретить книгу были, но не запретили.

Перейдем теперь к следующему герою нашей эпопеи - Джордано Бруно итальянский монах, философ, поэт. Чем известен? Тем, что его сожгли на костре. За, что если не глубоко покопать, то за две вещи:
Есть
  1. Он создал философское течение которое было мало совместимо со взглядами церкви на мироздание в то время.
  2. Он обвинял церковь во лжи, отрицал святость Христа и прочие догматы христианств
Под суд он попал по доносам которые утверждали следующее:

Я, Джованни Мочениго, доношу по долгу совести и по приказанию духовника, что много раз слышал от Джордано Бруно, когда беседовал с ним в своём доме, что мир вечен и существуют бесконечные миры… что Христос совершал мнимые чудеса и был магом, что Христос умирал не по доброй воле и, насколько мог, старался избежать смерти; что возмездия за грехи не существует; что души, сотворённые природой, переходят из одного живого существа в другое. Он рассказывал о своём намерении стать основателем новой секты под названием «новая философия». Он говорил, что Дева Мария не могла родить; монахи позорят мир; что все они — ослы; что у нас нет доказательств, имеет ли наша вера заслуги перед Богом.
Фактически Бруно нарывался и нарвался. На суде от своих он не отказался. Каталическая церковь признала его упертым еретиком, а светские власти по законом того времени его сожгли. В чем связь между Бруно и гелиоцентрической системой? Он на неё опирался.

Перейдем к Галилею. В свое время он был знаменитым ученым и прочее прочее прочее. Перейдем к 1611. Галилей, после изобретения телескопа, приезжает в Рим и начинает активно продвигать копернианство. В итоге - ноль по фазе. В 1613 году он пишет своему ученику:
ни одно изречение Писания не имеет такой принудительной силы, какую имеет любое явление природы
В том же году он издает книгу "Письма о солнечных пятнах" в которой придерживается системы Коперника.
В 1615 году году Галлией открыто призывает Рим определится с отношением к системе Коперника.
Существует письмо от 12 апреля 1615 года от кардинала  которое описывает позицию Католической церкви на тот момент:
Во-первых, мне кажется, что Ваше священство и господин Галилео мудро поступают, довольствуясь тем, что говорят предположительно, а не абсолютно; я всегда полагал, что так говорил и Коперник. Потому что, если сказать, что предположение о движении Земли и неподвижности Солнца позволяет представить все явления лучше, чем принятие эксцентриков и эпициклов, то это будет сказано прекрасно и не влечёт за собой никакой опасности. Для математика этого вполне достаточно. Но желать утверждать, что Солнце в действительности является центром мира и вращается только вокруг себя, не передвигаясь с востока на запад, что Земля стоит на третьем небе и с огромной быстротой вращается вокруг Солнца,— утверждать это очень опасно не только потому, что это значит возбудить всех философов и теологов-схоластов; это значило бы нанести вред святой вере, представляя положения Святого Писания ложными.
   Во-вторых, как вы знаете, собор запретил толковать Священное Писание вразрез с общим мнением святых отцов. А если ваше священство захочет прочесть не только святых отцов, но и новые комментарии на книгу «Исхода», Псалмы, Экклезиаст и книгу Иисуса, то вы найдёте, что все сходятся в том, что нужно понимать буквально, что Солнце находится на небе и вращается вокруг Земли с большой быстротой, а Земля наиболее удалена от неба и стоит неподвижно в центре мира. Рассудите же сами, со всем своим благоразумием, может ли допустить церковь, чтобы писанию придавали смысл, противо­положный всему тому, что писали святые отцы и все греческие и латинские толкователи?
Из данного письма очевидно, что до самой системы церкви дела нет, но вот до криков "церковь не права" очень даже. Вообщем в итоге 24 февраля 1616 году книга попала в  римский индекс запрещённых книг, а 26 февраля Галилею было запрещено придерживаться этих взглядов. Два интересных факта: испанский индекс книгу разрешал, в 1618 году иезуиты привезли экземпляры книги в Китай. До 1632 года Галилей выпускает пару памфлетов в пику католической церкви косвенно защищающих копернианство. Оба кстати были выпущены были после снятие запрета распространения труда Коперника.

  И вот настоет 1632ой год и Галилей публикует книгу после чего начинается суд над. За что? Тут я позволю себе скопипастить большой кусо из той же википедии.

В начале 1632 года «Диалог» вышел в свет. Книга написана в форме диалога между двумя сторонниками Коперника и Симпличио, приверженцем Аристотеля и Птолемея. В предисловии Галилей, со свойственной ему саркастической иронией, пишет о декрете 1616 года: «Некоторые безрассудно утверждали, что декрет явился результатом не трезвого исследования, но недостойной злобы; поговаривали даже, что виновникам его, как совершенно невежественным в астрономических вопросах, не следовало бы своими поспешными запрещениями обрезывать крылья мыслящих умов». Далее он обещает опровергнуть этих «некоторых». В действительности, хотя в книге нет авторских выводов, сила аргументов в пользу системы Коперника говорит сама за себя. Немаловажно, что книга написана не на учёной латыни, а на «народном» итальянском языке.В марте 1630 года книга «Диалог о двух главнейших системах мира — птолемеевой и коперниковой», итог почти 30-летней работы, в основном завершена, и Галилей, решив, что момент для её выхода благоприятен, представил тогдашнюю версию своему другу, папскому цензору Риккарди. Почти год он ждёт его решения, затем решает пойти на хитрость. Он добавляет к книге предисловие, где объявляет своей целью развенчание коперниканства и передаёт книгу тосканской цензуре, причём, по некоторым сведениям, в неполном и смягчённом виде. Получив положительный отзыв, он пересылает его в Рим. Римская цензура требует прислать им экземпляр окончательной версии для собственной оценки; Галилей, ссылаясь на трудности пересылки из-за эпидемии чумы, согласен прислать только предисловие и заключение. Наконец, летом 1631 года ватиканский секретарь Чамполи, симпатизировавший Галилею, присылает долгожданное разрешение от имени Папы. Впоследствии Папа Урбан отрицал, что он давал такое разрешение, Риккарди и Чамполи были смещены с их должностей.
Галилей надеялся, что Папа отнесётся к его уловке так же снисходительно, как ранее к аналогичной по идеям его книге «Письма к Инголи» (1624), однако просчитался. В довершение всего он сам безрассудно разослал 30 экземпляров своей книги влиятельным духовным лицам в Риме. Незадолго перед тем (1623) Галилей вступил в конфликт с иезуитами; защитников у него в Риме осталось мало, да и те, оценив опасность ситуации, предпочли не вмешиваться.

Существует и другая версия: надобность в процессе вытекала из насущной политической обстановки. Её сторонники опираются на тот факт, что престиж Папы Урбана VIII был тогда низким, как никогда прежде: сказались и его беззастенчивое покровительство родственникам за счёт церкви, и беспринципные интриги во время Тридцатилетней войны, когда Папа неожиданно вступил в союз с протестантской Швецией против католического австро-испанского блока. Посланник Модены писал из Рима, что Папа Урбан в ярости, «он потерял голову и делает величайшие глупости». В этой обстановке расправа над своевольным Галилеем должна была, по этой версии, послужить уроком для врагов Урбана VIII и укрепить авторитет Папы. Первая из этих двух версий более распространена — возможно, потому, что она лучше объясняет, отчего гнев Папы Урбана был настолько силён, что пережил и процесс, и Галилея, и даже (отчасти) самого Урбана.Большинство биографов Галилея сходится во мнении, что в простаке-Симпличио римский Папа узнал самого себя, свои аргументы (из прежних бесед его с Галилеем), и посчитал это личным оскорблением. Историки отмечают такие характерные черты Урбана, как деспотизм, упрямство и невероятное самомнение[10]. Сам Галилей позже считал, что инициатива процесса принадлежала иезуитам, которые представили Папе крайне тенденциозный донос о книге Галилея (см. ниже письмо Галилея к Диодати).
Уже через несколько месяцев «Диалог» был запрещён и изъят из продажи, а 30 сентября 1632 года Галилея вызвали в Рим на суд Инквизиции по подозрению в ереси. Покровитель Галилея, Великий герцог Тосканский Фердинанд II поручил Никколини, своему послу в Риме, заступиться за учёного, но успеха не имел. Никколини сообщил герцогу, что Урбан, разгневанный до предела, заявил ему: «Ваш Галилей вступил на ложный путь и осмелился рассуждать о самых важных и самых опасных вопросах, какие только можно возбудить в наше время». В другой беседе, спустя несколько дней, Папа добавил: «Он запутал себя в сложном деле. Вещь очень опасная и книга крайне вредная. Дело хуже, чем думает великий герцог, — прошу ему написать.»
После неудачных попыток добиться отсрочки по причине плохого здоровья и продолжающейся эпидемии чумы (Урбан на это пригрозил доставить его насильно в кандалах) Галилей подчинился, отбыл положенный чумной карантин и прибыл в Рим 13 февраля 1633 года. Никколини, по указанию герцога Фердинанда II, поселил его в тосканском посольстве.
То есть как и в случае с Бруно дело было не столько в гелиоцентричной системе сколько в конкретном человеке который открыто бросал вызов католической церкви.

Во всем этом рассказе интересен пример Кеплера который жил в протестантской Германии в то же время, что и Галилей, никого лжецами не называли в итоге закопал геоцентрическую систему.

К чему все это написано? А не знаю, но мне показалось оно интересным.